rikki_vojvoda (rikki_vojvoda) wrote,
rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Мистер Даутфайр

Известие о самоубийстве 63-летнего актёра и стендап-комика Робина Уильямса 11 августа 2014 вызвало неподдельную печаль у многих как в США, так и за их пределами. Обаятельного, всегда сравнительно скромного (это в Штатах-то!) артиста действительно любили с той давней поры, когда он буквально ворвался во всеамериканскую популярность в 1978 с комедийным сериалом "Морк и Минди". Любили за те большой юмор, задушевность и человечность, которыми он будто светился, и которые умел спроецировать аудитории, пускай хоть на время выступления или хронометража ленты. Уильямс сочно проявил себя во многих фильмах, среди которых "Общество мертвых поэтов", "Король-рыбак", "Миссис Даутфайр", "Двухсотлетний человек"; именно он озвучивал джинна в "Аладдине".



уильямс01

Импровизационные способности Уильямса "генерировать" персонажей, голоса и ситуации - длинными головокружительными и очень насыщенными "цепочками", - поражали многих, кто впервые увидел его на экране или во время выступления. Для многих стендап-комиков в США он так и оставался десятилетиями в этом отношении почти непревзойдённым эталоном.

Впрочем, смерть Уильямса вызывает не только печаль, но и гнев: жестокость и жёсткость американского общества, "американского образа жизни", одного из образов "реального капитализма", уносят жизнь уже далеко не первого любимого, тонко чувствующего и эмоционально ранимого актёра. Полный список американских артистов, чья жизнь окончилась той или иной формой суицида - преднамеренного или случайного - содержал бы сотни и сотни имён.

Неизменно, когда смерть известного человека наступает в результате самоубийства, буржуазные медиа начинают полоскать "внутренних демонов" покойного, как если бы причины трагедии лежали в психике индивида. Однако страшная частота таких событий требует социальной интерпретации. Нельзя не придти к выводу - артист калибра Уильямса крайне уязвим для ударов, постоянно наносимых существующим общественным строем, с его вечным восхвалением (особенно в избранной артистом профессии) всех гнилых основ такого строя, с низкопоклонством перед "сильными мира сего", их состояниями, постами и регалиями, с ежечасным и ежеминутным оскорблением врождённого человеческого чувства порядочности. Самоубийство Уильямса - при всей заострённости - есть зримое проявление того жуткого, насквозь пропитанного стрессом диссонанса, в котором живут столь многие.

Существенный элемент произошедшего с Уильямсом - условия, в которых он работал столько лет. Профессиональная карьера артиста, обладавшего исключительной одарённостью, разворачивалась во времена, когда для этой одарённости было немного возможностей найти адекватное выражение.

Не вина Уильямса, что он оказался в кино в те три десятилетия, которое даже часть западной критики аккуратно называет "возможно, самыми слабыми за время существования Голливуда". Порой кажется очень несправедливым, что такие взрывные актёрские способности расходовались, зачастую, на неглубокую эксцентрику. Да и беда того, что у него не получалось что-то существенное сказать об американском обществе, - не уникальна, не строго "уильямсова". Это, к сожалению, широко распространённое явление - штатовское поколение, к которому он принадлежал, "насыщенное" экс-радикалами и бывшими протестующими нонконформистами, большей частью по жизни свернуло направо, стараясь в процессе ещё и обогатиться.

А ведь смех, здоровый смех - он словно антидот против страха и против замшело-обскурантских, застрявших в Средневековье, форм мышления. В фильме "Имя розы" по одноименному роману Умберто Эко есть красноречивый диалог, в котором на вопрос Вильгельма Баскервильского, почему смех тот считает столь опасным, Хорхе Бургосский отвечает - "смех убивает страх, а без страха не может быть веры". Смех помогает убить страх и мракобесие - и тем самым в современной действительности является ещё и средством, способным приводить в негодность кровавую милитаристскую и корпоративную машинерию.

"Люди говорят, будто сатира умерла. Она не умерла, она жива, и проживает в Белом доме". (Робин Уильямс)

"Политики: "поли" от латинского слова, означающего "множество", и "тики", что значит "кровососущие твари". (Робин Уильямс)

Робин делал одно из того, что крайне необходимо миру, в котором ещё слишком много страха и упорно не желающего уходить, на корню сгнившего и омерзительно воняющего Вчера, - заставлял людей смеяться. Замечательного артиста и его роли будут помнить. Когда же социальные условия кардинально изменятся, а общественное сознание, вдохновленное новым массовым движением против капитализма, разорвёт существующие нынче ограничения, когда наступит Завтра, - "свежее" поколение актёров будет обеспечено достойным творческим материалом. Такого качества, в котором не один десяток лет было отказано Уильямсу.

уильямс02
Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment