rikki_vojvoda (rikki_vojvoda) wrote,
rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Categories:

Мадриду и Лиссабону вновь захотелось "кусок Африки"

Правительства Испании и Португалии бочком протискиваются в новую "битву за Африку", передел сфер неоколониалистского влияния, который с переменным успехом ведут на Чёрном континенте империалисты США, наиболее мощные "старые колониальные державы" Европы, такие как Британия и Франция, и Китай. О готовности поучаствовать в этой битве в последние полгода несколько раз заявляли, учитывая свой общий курс на возрождение агрессивной внешней политики и милитаризма, и высшие германские чиновники.

В самих иберийских державах железнодорожный состав, прицепной вагон и маленькая тележка социальных проблем, одна только молодёжная безработица взлетела до 34% (португальский вариант) и 56% (испанский). Но историко-экономические закономерности и классовый интерес упорно толкают их правящие элиты на "новую Конкисту" в Африке - на данный момент, выражающуюся в курсе на усиление своего влияния в Гвинейском заливе, в том числе, посредством подготовки военных интервенций и использования марионеточных сил. Испанские и португальские деловые и военные круги стремятся извлечь профит из энергетических ресурсов региона, а социальную напряженность в своих странах канализировать в русло милитаризма и захватнических войн.



африка01

В конце июня 2014 глава испанского правительства, правый консервативный политикан Рахой посетил Малабо, столицу Экваториальной Гвинеи - государства, чья территория некогда являлась несколькими испанскими колониальными владениями. Это был первый визит испанского чиновника столь высокого ранга в Экваториальную Гвинею за 23 года. Рахой участвовал в саммите Африканского союза как единственный приглашенный туда руководитель европейской страны; он обещал "помощь Африке на уровне ООН посредством коммерции и инвестиций". Слово "инвестиции" сеньор Рахой повторял с настойчивостью телепроповедника, на все лады. Слушатели могли узнать, что "Испания хочет инвестировать в Африку", а также, что товарооборот между Испанией и Африкой за последние 10 лет уже вырос на 250% и превысил товарооборот между Испанией и Латинской Америкой. Впрочем, Рахой не забывал толсто намекать и на военную вовлеченность Reino de España в текущие африканские дела, в том числе, участие испанских военнослужащих, хоть и в качестве младших мадридских "hermanos" при "старших" империалистических братьях из Вашингтона и Парижа в "гуманитарных" (то есть, империалистических) войнах в Мали, Сомали и Центральноафриканской Республике. На данный момент в нескольких военных кампаниях в Африке, которыми командуют из Брюсселя и Парижа, участвует 400 испанских вояк.

Чуть ранее поездки Рахоя на совместной пресс-конференции в Мадриде с генсеком НАТО Расмуссеном правый министр иностранных дел Испании Гарсия-Маргальо, отдельно выделив Экваториальную Гвинею, заявил, что "Африка представляет собой для Испании континент чрезвычайной важности". А вскоре по возвращению Рахоя правый министр обороны Испании Моренес сообщил медиа, что Мадрид, в тесном сотрудничестве с Лиссабоном, "готовит наземные, воздушные и морские военные учебные программы в странах Гвинейского залива". О, разумеется, исключительно ради "стабильности и безопасности" в регионе, который "есть ключ к сохранности Испании", и ради "преодоления возникающих рисков и угроз, являющихся одним из главных приоритетов для нашей обороны".

африка03

Моренес вообще, как оказалось, любит поговорить об "обороне Испании в Африке". В общении с прессой он сослался на "большие африканские экономические интересы" Мадрида; в частности, что "10,5% испанской нефти поступает из Нигерии", а "испанский бизнес осуществил крупные инвестиции в инфраструктуру, сельское хозяйство, рыболовство и промышленность" нескольких африканских стран. Возмущает Моренеса и "недостаточно агрессивное и происпанское" поведение НАТОвских контингентов в регионе; по его словам, "к сожалению, ни испанское, ни французское руководство не сумели пока убедить часть наших партнёров и союзников в ЕС и НАТО, что страны южнее Сахары и Гвинейский залив являются в полной мере частью нашего непосредственного периметра безопасности".

Тем временем, перекликаясь с заявлениями мадридских коллег, министр иностранных дел Португалии правоцентрист Мачете заявил, что Лиссабон находится "на линии фронта в битве против нестабильности в Гвинейском заливе - проблемы, которая требует согласованной международной реакции. Ведь нельзя забывать, что Гвинейский залив - перекресток важных для международной торговли судоходных маршрутов, и ухудшение здесь безопасности может оказать разрушительное воздействие на наши экономики, наши компании, финансовые и логистические затраты".

Neo-colonialism-is-nations-robbery-662x437

Гвинейский залив Атлантического океана расположен на западном побережье Африки, омывает он берега Бенина, Габона, Ганы, Камеруна, Кот-д'Ивуар, Либерии, Нигерии, Сан-Томе и Принсипи, Того, Экваториальной Гвинеи. Важность этого региона для ЕС и тонкости тамошней евростратегии были отмечена на специальном совещании Совета Евросоюза, состоявшегося в марте 2014, итоговый документ которого гласит: "ЕС стремится поддерживать устойчивую добычу природных ресурсов в регионе, в том числе, углеводородов. Европа импортирует почти половину своих потребностей в энергоресурсах, из которых около 10% нефти и 4% природного газа поступают из стран Гвинейского залива. Значительными поставщиками сырой нефти являются Габон, Нигерия и Экваториальная Гвинея, а природного газа - Нигерия. Близость региона к Европе и легкий доступ к нему морским путём даёт ему преимущество перед Средним Востоком для наших нефтяных потребностей; Европа также остаётся основным экспортным рынком для других региональных продуктов, включая лесное и сельское хозяйство, минеральные ресурсы". Далее подчеркивается "растущая важность" региона "как потенциального рынка для экспорта" и "растущего притяжения для европейских инвестиций в природные ресурсы, сектор потребительских товаров и мобильную телефонию".

Расширение зоны вооружённых конфликтов по Среднему и Ближнему Востоку, обостряющаяся ситуация на украинских территориях придают Гвинейскому заливу ещё более важное стратегическое значение в глазах европейских империалистических держав. Всё это вписано в усиливающуюся международную конкуренцию за Африку и её ресурсы, в том числе, как источник более безопасного, в сравнении со Средним Востоком, и надёжного поступления энергоресурсов и сырья, между Штатами, бывшими европейскими колониальными державами и Китаем. США и Европа не только стараются сами ограбить и неоколониально подчинить Африку, постоянно грызясь и склочничая внутри "западного лагеря", но и подорвать растущее влияние в Африке Китая. На сегодня именно Китай - крупнейший торговый партнёр африканских стран, с товарооборотом примерно на 200 миллиардов долларов. Стремления США и европейских империалистов обеспечить себе здесь преимущества над Китаем посредством военных интервенций вызывают на континенте всё новые и новые горячие точки и конфликты.

китай09-африка

Стремления Мадрида и Лиссабона урвать собственные куски "африканского пирога" и форсировать своё вмешательство в регионе сопровождается пропагандистским накатом на население. Титулованные эксперты и созданного португальским МИД "Instituto Diplomático", и финансируемого испанским правительством "Real Instituto Elcano de Estudios Internacionales y Estratégicos" активно промоутируют посредством пиренейских медиа "приоритетное внимание для восстановления влияния" своих капиталистов в Африке, "в зоне от Гвинейского залива до Красного моря" называя это "стратегическим обновлением" своих внешних политик и "борьбой за общеевропейскую безопасность". Наёмные "медиа-гуру" вальяжно и пафосно поучают, что "деловые связи" соответствующих бизнес-кругов "к югу от Сахары стремительно крепнут, и это экономическое отношение должно быть переведено в политическую сферу", а "родные" правительства обязаны "иметь интегральную стратегию действий" в регионе.

Испанские пропагандисты заходят так далеко, что утверждают: "Лояльное участие в ЕС не означает, что Испания может отказаться мыслить и действовать для себя". Мадрид не прочь устроить пару-тройку военных интервенций даже без поддержки евросоюзников. Впрочем, большинство трудящихся Испании и Португалии исторически враждебно настроено к иностранным вооружённым интервенциям национальных вооружённых сил. Собственно, в недрах колониалистской военщины этих стран выросли крайне правые силы, составившие опору реакционным франкистскому и салазаровскому режимам. Поэтому иберийским государственным пропагандистским аппаратам придётся немало попотеть, чтобы представить такой милитаристский неоколониалистский поворот своих держав для населения как "обеспечивающий выгоды на почве демократии, безопасности, процветания и знания", а также экономические плюсы.

африка19

Со времён крушения старых африканских испанской и португальской колониальных империй, в том числе, под давлением народно-освободительных повстанческих войн и революций, Лиссабон и Мадрид ограничивались "огрызками былого величия", контролируя, соответственно, Мадейру, а также Канары, Мелилью и Сеуту. Но теперь "мумии возвращаются"; вновь зашевелились "реставраторы", страстно мечтающие об "обновлении метрополий", на современный уже лад. На этом фоне вовсе не удивляют, к примеру, такие факты, как вручение испанской высокопоставленной правительственной чиновницей - функционершей правой партии 12 мая 2013 почётного диплома представителю организации ветеранов "Голубой дивизии" ("División Azul" или "250. Einheit spanischer Freiwilliger"), - формирования испанских крайне правых и синдикалистских антикоммунистических добровольцев, сражавшейся в составе гитлеровского вермахта.
Tags: Африка, Испания, Португалия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments