?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Югославская и хорватская писательница, обладательница множества литературных наград Дубравка Угрешич, чьи книги переведены и издаются в мире на двух десятках языков, живёт в Амстердаме. Из Хорватии же ей пришлось уехать в 1993 - после того, как из-за печатных выступлений против национализма в странах бывшей Югославии стала мишенью крайне правых националистов. За то, что Угрешич писала статьи против войны, на родине её объявили "предателем нации" и "коммунистической ведьмой, насилующей Хорватию". Получая в 2016 престижную писательскую награду, международную Нейштадтскую литературную премию, вручаемую редакцией журнала "World Literature Today" и Университетом Оклахомы, Дубравка подчеркнула в интервью штатовским телеканалам, напомнив о своей позиции и гонениях правящего режима: "Это мой моральный выбор". Из интервью, взятого у Угрешич загребской обозревательницей Мией Павлиша и опубликованной на хорватском новостийном ресурсе tportal.hr 16 июня 2018:





"- Так называемая "хорватская культурная среда" уже три десятилетия находится в межвременье. И является безграмотной, - по крайней мере, весьма значительно куда менее грамотной, чем была прежде. Вот такой ироничный поворот. Почему я использую именно слово "безграмотный"? Потому что ключевые места в "хорватской культуре" заняли безграмотные, не в буквальном, конечно, а в профессиональном смысле. Все эти академики, министры, профессора, культурная бюрократия оказались при должностях, стали определять культуру страны исключительно благодаря своей "патриотической ориентации", как деятели культуры они совершенно не состоятельны. И десятки лет существует "культурная среда", в которой произведения хорватских писателей, в том числе, и мои, подлежат "арбитражу" безграмотных, а ещё совсем недавно - и вовсе "арбитражу" клерикало-фашистских фанатиков. Если коротко, над всеми нами господствуют безграмотные. Стоит ли удивляться, что в такой ситуации" в евросоюзовской Хорватии "существует постоянное давление этих безграмотных на большинство деятелей культуры, неугодных им?"

"- Культурный контекст в Хорватии - депрессивен. Преобладающая хорватская анти-интеллектуальная, правопопулистская, клерикало-фашистская атмосфера - это то, что нельзя игнорировать. Всё становится хуже и хуже; контекст же мрачен, начиная с детских садов, школ, вузов, учреждений. Даже больниц, в которых повсеместно на входе висят распятия - и так же повсеместно грязнющие туалеты и умывальники. Мне жаль, что вынуждена такое говорить, но нарядные католические распятия и вонючие загаженные туалеты - это и есть сегодняшняя ЕСовская Хорватия".

"- В современных культуре и мире я стараюсь себя никак не позиционировать. Так как знаю: все равно это невозможно; обычно нас как раз позиционируют другие. Находятся и такие, что в какой-то степени самопозиционируются, ругая (по их мнению) меня и даже мой стиль жизни. Вон, хорватские литкритикессы пишут, что "Угрешич утеряла место в отечественной культуре". А вот я считаю, что мой межнациональный, кросскультурный статус - это то, что наилучшим образом соответствует моему темпераменту, стилю жизни, моей литературе, моим интеллектуальным и идейным убеждениям".

Ещё одно очень познавательное интервью с Дубравкой Угрешич, взятое сараевской журналисткой Асей Хафнер, уроженкой Нови Сада, появилось 18 июля 2018 в боснийском издании "BUKA Magazin". Фрагменты из него:

"- Чтобы ответить на вопрос, было ли на Западных Балканах лучше, чем сейчас, и если да, то когда же, нужно обратиться к "цифири". То есть, необходимы серьезные экономические, социологические, антропологические и "археологические" исследования жизни в той же бывшей Югославии, которые сопоставят и сравнят результаты прошлых лет и сегодняшние. Окажется же, что, действительно, - раньше, конкретно при ФНРЮ и СФРЮ, было лучше. Гораздо лучше. Югославия начала новую жизнь, выйдя из Второй мировой войны на стороне победителей. Это был мощный стимул для общей, коллективной уверенности в себе. Благодаря этой ударной уверенности в себе Югославия перестала быть преимущественно крестьянской, нищей, безграмотной и отсталой страной и двинулась в модернизированное, светлое будущее. Это светлое будущее не было банальным идеологическим штампом; его непосредственная реализация подтверждалась с каждым новым днем. Каждый новый день был лучше, "модернизированнее", прогрессивнее и продвинутее, чем предыдущий. Мы, женщины, вышли из Второй мировой войны как равноправные товарищи по борьбе, и стали равноправными строительницами нового общества. Это новое общество было основано на идеях равенства, справедливости, братства и единства народов и народностей, на антирасизме, антишовинизме, антинационализме, интернационализме, на просветительской идее, что реальная мощь обеспечивается только образованием, уважением к труду".

"- Некоторые из вышеуказанных идей были реализованы на практике; некоторые, к сожалению, извернулись в своё полное противоречие... Однако губительные и устрашающие идейные перверсии привели к распаду СФРЮ и вычленению из её территории новых государств. Мы вернулись на сто лет назад, в общество, отказавшееся от всех коммунистических идей, - и живём в позорно ригидных, преступных, коррумпированных, узколобо-закоснелых и тупых общественных констелляциях, раздираемых примитивной борьбой за власть. Хорватские националисты, например, любят попричитать о "злом югославском коммунизме и его невинных жертвах-усташах", - никогда не желая признать, что и усташи, и они сами в 1990-е изгнали, уничтожили, фактически либо экзистенциально, тем или иным способом убили несравнимо больше людей, чем они записывают в "коммунистические репрессии". Добавим к этому и очевиднейшее: в новых жестоких констелляциях положение женщин особенно ухудшилось".

"- При этом ещё не написан добротный анализ соучастия самих женщин в распаде Югославии, в войнах, в послевоенной националистической истерии, которая не прекращается уже четверть века, анализ роли женщин в наступлении церковного фундаментализма, в милитаризации наших балканских обществ, - женщин, что восторженно целовали руки Туджману, вручавшему им медали за погибших сыновей, ярых сторонниц неоусташей, которые были "яркими идолами и примерами" для тогдашних девочек. А ведь тогда мы, считаю, получили бы более чем поразительную картину. Глава нынешней Хорватии - женщина, но она отнюдь не улучшает положение женщин в стране, а скачет как чирлидерша с неоусташами и фанатами, увеличивает бюджетные отчисления на милитаризм, улучшает бытие хорватских крайне правых, поддерживает культурный регресс и обскурантизм, называя их "хорватской культурной традицией".

"- Пространство бывшей Югославии "освобождено" от лучшего, более справедливого и эмансипированного образа жизни и возвращено в прошлое, в некий гротескный общественный сплав, состоящий из элементов милитаристски-мафиозного сообщества и трайбалистского общественного обустройства. Эти гротескные державные констелляции проросли на земле бывшей Югославии словно ядовитые грибы".

"- К сожалению, большинство людей склоняют головы и стараются приспособиться к ситуации. Лишь небольшое меньшинство оказывает сопротивление. Это меньшинство рискует собственной жизнью. С каждым годом данное позорное бремя становится всё тяжелее. Ложь же в нынешнем межвременьи вообще стала культурой. Все "наши среды" характеризуются ещё и общим дефицитом стыда. Мы живём в бесстыдных обществах". Впрочем, "это проблема отнюдь не только Балкан. Это связано с тем, что глупость имеет сильный экспансивный потенциал".

"- Слово "будущее" нынче потеряло смысл, выпало из мирового словаря. Мы всё время говорим о чём-то "пост-": всё уже не только "пост-", но, зачастую, уже и "пост-пост-". Мир нынче словно остановился, время остановилось, не существует больше направлений движения, все мы плутаем по современности. А ведь будущее было содержанием воображения каждого жителя Земли, будущее было частью культуры. Ведь даже когда у нас не было воображаемой энергии будущего, будущее приходило к нам в научно-фантастических фильмах, произведениях или конкретных проектах. Наше воображение было в значительной степени направлено на Вселенную, - именно там было путешествие, там была собака Лайка, там была первая женщина-космонавт из СССР. Наше воображение было политическим. Движение неприсоединения, например, было частью того общего югославского политического воображения. А сегодня я и не знаю, к чему устремлены мозги миллиардов жителей Земли, а особенно я не знаю, к чему устремлены мозги моих бывших соотечественников. Возможно, их энергия будущего устремлена исключительно на то, как пережить сегодняшний день. Сегодня я думаю, что воображение будущего было своего рода ментальной привилегией. В том числе, и моей привилегией. И оно не заслуживает нынешнего презрительного отношения к себе как к "одной из идеологических мантр коммунизма". Более того, я ощущаю, что такое презрение к выражающим сегодня воображение будущего людям очень омерзительно воняет".

Profile

rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031