rikki_vojvoda (rikki_vojvoda) wrote,
rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Category:

"Язык превратился в твиттинг, идеи - в блоггинг, а процесс мышления позорно упростился"

"После долгой и тяжелой болезни на 72 году жизни скончалась великая хорватская писательница Даша Дрндич", - сообщило 6 июня 2018 загребское издание "Jutarnji list". "Лауреат ряда международных профессиональных премий умерла накануне вечером в Риеке".



Издание напоминает, что "Дрндич родилась в Загребе 10 августа 1946, в 1953 переехала в Белград, где долго училась и работала. Изучала английские язык и литературу в Белградском университете"; преподавала соответствующие предметы в различных вузах, "работала редактором-драматургом на "Радио Београд". С начала 1980-х - автор книжной прозы, литературно-критических произведений, литературных переводов и сценариев трех десятков художественных и документальных радиоспектаклей".

В тот же день Лука Бенчич отмечает в "Jutarnji list": "Она была одной из самых известных и наиуважаемейших хорватских писательниц на международном уровне. Даша Дрндич была уникальной фигурой хорватской европейской литературной сцены". Впрочем, её "романы не выходили умопомрачительными тиражами, хотя и регулярно получали блестящую критику". "Как автор, она была социально ответственной", стараясь "противостоять социальной несправедливости во всяком обличье, обличала фашизм, манипуляцию, коллективные заблуждения, ложь". Так, "в интервью 2016 она говорила: "Наступило время ужасной манипуляции людьми, их жизнями и их умами. Почти немыслимо, в какой же мере большинство или теряет способность мыслить, либо, просто-напросто, опускает руки, потому что нынче так легче выжить. Неужели же наши жизни стали настолько пустыми, что в них не осталось ничего существенного, что в наличии - лишь поверхностное? Меня кто-то спрашивал, где граница между литературным вымыслом, "фикцией" и реальностью. Сегодняшняя реальность настолько неадекватна, настолько абсурдна, что сама перетекает в фикцию".

Издание цитирует мнение другой хорватской писательницы, Ведраны Рудан: "Даша - жесточайше непризнанная в Хорватии писательница, при этом писатель мирового уровня. Она вернулась в Хорватию из Белграда, приехала в Риеку - и до смерти в Риеке ощущала себя там чужой. Националистическая нетерпимость, знаете ли... Пренебрежение к "чужачке", да с её белградским говором, семейной партизанской историей... Правительство выдавливало её из страны, а в Риеке работы для неё стараниями чиновников "не находилось". Она едва выживала; но в Хорватии своим талантом и писательским трудом заработать не могла. Ни денег, ни статуса, ни репутации, ни наград. В мире её уже признали. Она была храброй женщиной. А от здешних чиновников "по культуре" ни разу не удостаивалась хотя бы слова "спасибо" или цветка. Даша любила жизнь, любила людей, часто и громко смеялась. Умерла, - завидую ей в этом, - окруженная своими друзьями, которые заботились о ней до её последнего часа. Нам, которые её знали и любили, останется в памяти высокая женщина, острая на язык, широкой души и мягкого сердца. Девочка, прикидывавшаяся "ведьмой". Так её и называли те, кто о ней ничего не знал".



Тина Барбарич напомнила 6 июня 2018 на хорватском новостийном ресурсе tportal.hr, что в конце июня 2017 Дрндич, "делясь с читателями мнениями о темах, которых касается в своём творчестве", отметила: "Мы живем в очень больные времена, во времена, которые разрушают дух, мысль, свободу, радость, красоту, знание да и любовь, и одновременно разрушают сами себя. Это как рак". Даша, рассматривая современную Хорватию "в целом, как глобальный её "danse macabre", отметила: "На этой небольшой территории накопились ненависть, мерзкие страсти, клерофашизм с неоусташами, идиотизм, безумные идолопоклонство, лицемерие, глухота, слепота, фашистский капитализм и всё вот такое прочее, что делает наше здесь существование почти что апокалиптическим".

Белградское издание "Danas" 6 июня 2018 называет Дашу Дрндич "самой известной авторшей региональной литературы", "одной из самых признанных постюгославских писательниц" и констатирует: "В своих произведениях, используя и документы, и художественные средства, Дрндич" освещала темы "фашизма и фашистского геноцида, их забытых жертв, ужасов войны - и равнодушного ко злу большинства, что лишь наблюдало, думая что всё как-нибудь "само собой пройдёт". Она писала о несчастных судьбах угнетённых и депортированных, о ксенофобии, мещанстве и летаргии интеллектуалов. Вне литературы она была предельно ангажированной и прямой, всегда готовой артикулировать то, о чём большинство старается молчать".

"В 2017 она печатно объявила, что не желает, чтобы официальная Хорватия рассматривала её "своей" писательницей", вспоминала часто "появлявшиеся на её критику комментарии "Она ненавидит всё хорватское" и "Уезжай и не возвращайся". По её мнению, "национальные идентичности - и это хорошо известно - есть измышленные конструкции, при помощи которых власти держат своих подданных под контролем. У всех нас имеются десятки идентичностей, и это почти оскорбительно для разумной личности - требовать от него быть одной идентичности, национальной, хорватской. Я - Даша Дрндич, которая в настоящее время пишет на стандартном хорватском языке, понятном как бошнякам, так и сербам, и черногорцам".

Приведу также несколько содержащих, на мой взгляд, важное отражение жизненной позиции Даши Дрндич, отрывков из больших прошлогодних интервью писательницы в не-западно-балканских медиа.

Фрагменты из интервью, взятого Дастином Иллингвортом и опубликованного в нью-йоркском литературном ежеквартальнике "The Paris Review" 21 августа 2017:

"- Также мы видим, как история повторяется, как всплывает её чудовищное лицо. В последнее время по всей Европе и за ее пределами усиливаются крайне правые... Размеры, впрочем, фашизмов не важны, таковые не делают их менее опасными. Не бывает "малых" фашизмов, не бывает "малых" или "безвредных", "доброкачественных" нацизмов. Однако в текущую эпоху агрессивного ревизионизма, - который стремится промывать наши уже поврежденные, деформированные разумы, - без исторической памяти мы легко становимся жертвами манипулирования".

"- Нынешний читатель потерял способность к воображению, к тому, чтобы полагаться на язык и его огромные возможности, которые всё менее и менее признаются и всё более подвергаются насилиям. Язык превратился в твиттинг, идеи - в блоггинг, так что, соответственно, процесс мышления стал позорно упрощенным".

"- Пару лет назад я была в Тоскане в резиденции для писателей. Туда же приехали трое или четверо писателей из Соединённых Штатов, возрастом куда моложе, под сорок. Причём они абсолютно увлечены Тосканой, приезжают туда уже которое лето кряду. Однако такая их поза неожиданно поставила ряд критических вопросов. Однажды вечером, когда мы беседовали о литературе в целом, я спросила, каких европейских писателей они читают. Они весьма показательно смолчали".

"- Искусство не может изменить мир, но оно может изменить нас. Искусство может и обязано эстетизировать, но я не думаю, что это его единственная функция. Искусство должно шокировать, обижать, оскорблять, интриговать, быть беспощадным критиком беспощадных времен, которые мы не только наблюдаем, но и жертвами которых мы стали. В этой области так называемые "интеллектуалы" потерпели сильнейший провал - "молчат, свершив измену". Хорошей литературе требуется травма - личная, коллективная, историческая травма, неважно, - а затем способность ее формулировать. Хорошей литературе не нужно "повествование". Именно таковы события, которые отделяют хорошую литературу от посредственной беллетризованной писанины, такой столь частой скучной линейной конструкции".

Фрагменты из интервью в бухарестской "Revista de Povestiri", 30 июня 2017:

"- Восточноевропейские писатели, бывшие в глазах Запада прежде экзотикой, нынче совершенно на Западе не интересны. То, что на Западе таки публикуют - большей частью, мусор. А то, что не мусор, читает очень небольшое количество людей".

"- Конкретно в Хорватии массово закрываются и умирают книжные магазины и издательства, больше, по сути, нет распространения книг, все меньше и меньше книг публикуются, и, конечно, люди не читают. Да и критических обзоров все меньше и меньше, они монотонны и схематичны, они не аналитичны. Так что, литературной критики тоже больше не существует".

"- К сожалению, с фашистским злом не покончено. Мы снова видим этот подъем фашизма. Вы видите, что происходит в Польше, Венгрии, что происходит также и в Хорватии, и во Франции. Опасность здесь постоянна".

"- Я пессимистка. Я очень пессимистична в отношении литературы в целом. Я думаю, что капитал наступает, я называю его капиталистическим фашизмом. Он выживает из ума, он становится истеричным, и он уничтожает все ценности, которые не связаны с получением денег. И я думаю, что будущее довольно мрачное. Начиная с образовательной системы; Болонская система предназначена для создания дешевой рабочей силы. Посмотрите, что происходит с рабочим классом. И всё это отражается на литературе. Те же, кто читают все меньше и меньше, не могут понять более сложные мысли, а ведь они в этом просто нуждаются. Человеческий мозг усыхает. Я думаю, мы, в определённом роде, обречены, если... Если, просто-напросто, не будет революции. Времена плохие. Но, поскольку все системы и царства пали, надеюсь, в один день падёт и царство капитала. Через 50 лет, 100 лет, но падёт. А в нынешнем мире уже и правительства с партиями не нужны, правит капитал, а парламенты и партии не надобны, это просто пешки".
Tags: изба-читальня
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments