rikki_vojvoda (rikki_vojvoda) wrote,
rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Пуля в затылок и чемодан на причале в Будве

"Рекордсмен CФРЮ, а, возможно, и Европы по количеству фильмов в кино и на телевидении, в которых он играл (125 только на середину 1970-х), уроженец Белграда актёр Янез Врховец - настоящая "звезда" югославской кинематографии. За несколько десятилетий "киностажа" он столкивался со многими непредвиденными ситуациями, неожиданными трудностями и даже опасностями, особенно во время съемок захватывающих сцен в военных и приключенческих фильмах. Об этих опасностях кинобудней ветеран нашего кино с удовольствием рассказывает".



Его цитирует югославский "TВ забавник" за сентябрь 1975:

"- Актёрский хлеб довольно-таки трудоемкий. А в некоторых ситуациях актёру и не нужно много, чтобы сыграть, так как условия, в которых работаем, приводят к спонтанному действию, аналогичному тому, как если бы это случилось в жизни. Думаю, многие осознают, каково приходилось красным партизанам во время знаменитого Игманского марша в конце января 1942. В 1955-56 я снимался в киноленте "Црвени шал". Первая часть снималась в Банатско Ново Село, на юго-востоке Воеводины, а вторая - в Босанско Грахово, на западе Боснии. В те годы, как и во время народно-освободительной борьбы, температура зимой падала за 30 градусов ниже нуля. И если в Ново Cело дул очень сильный ветер, время от времени несший льдинки, то в Босанско Грахово снежная метель вообще отрезала этот симпатичный городок. К этому в кинокоманде добавились недостаток продуктов и даже появление дизентерии. В целом, создав полный образ настоящих дней партизанской войны. И именно благодаря низким температурам было снято бесчисленное количество великолепных сцен. Которые зритель в кинотеатрах так никогда не увидел - просто потому, что кинокамеры, как и чем их не согревали, из-за холодины часто толком и не работали. Гримерам также часто пришлось оставаться без дела: лицам актёров и статистов, и без того заснеженным и заледеневшим, ничего не требовалось добавлять, чтобы всё выглядело как на героическом Игманском марше".

"- То, что съемки кинофильма могут представлять большую опасность, о которой кинозрители не могли и предположить, лучше всего говорит одна из моих первых совместных киноработ с известнешей австрийско-швейцарской актрисой Марией Шелл - в получившей в 1954 награды на Каннском кинофестивале австро-югославской картине "Die letzte Brücke" ("Последњи мост") режиссёра Хельмута Койтнера. В одной, если не самой важной сцене ленты группа красных партизан в Боснии переходит реку Неретва по подвесному мосту. Режиссёр и вся кинокоманда объявила эту сцену чрезвычайно опасной. Мост "под огнём противника" обваливался, и группа партизан падала в разлившуюся Неретву. Для того, чтобы успешно снять эту действительно опасную сцену без трагических последствий, много было уделено внимания и забот "обеспечению безопасности". Всё получилось отлично. В качестве статистов выбрали лучших пловцов Мостара. Ниже по течению, в 20 метрах от моста, протянули стальные тросы, а бойцы ЮНА на лодках оперативно вылавливали "погибших" партизан. На берегу в полной готовности ждала санитарная автомашина, чтобы, при необходимости, обеспечить быстрое вмешательство медиков. А в Мостаре специально для киношников, работала баня - ведь Неретва в октябре как-то неприятна. И всё закончилось благополучно".

"- Однако совсем по-другому вышло в 1953 с фильмом "Далеко је сунце" режиссёра Радоша Новаковича, где я дважды был ранен. Первый раз - при переправе через мост (опять мост!) и освободительной атаке на Трстеник в Cербии. Я, как командир партизан Никола, бежал в первых рядах, следя за статистами, которые стреляли выше голов. Громогласно раздалось "ура", и вдруг я почувствовал сильную боль в затылке. Пуля холостого патрона пробила дыру в одетой на голову шайкаче, волосы - и нанесла значительную рану, самую настоящую, словно в реальной войне. C окровавленной головой и сильным головокружением я успешно завершил атаку. А в большой толпе стрелявших моего условного "врага" так и не нашли. Теперь о втором ранении, в том же фильме. Заложили семь мин. Мы точно знали, когда их следует активировать. Шесть уже прекрасно себе взорвались, а седьмую я прочувствовал, когда та рванула у меня под ногами. После того, как я отлетел на три метра и три часа пролежал без сознания, мне сказали, что эту сцену я отыграл великолепно. Разумеется, ни одну, ни другую неприятность посетители кинотеатров даже случайно не приметили".

"- Впрочем, не стоит думать, будто я постоянно был в "смертельной опасности" и в конце концов потребовал пенсию военного ветерана. Хватало и смешных, и забавных ситуаций, о которых зрители не имели ни малейшего представления. Так, в фильме режиссёра Бояна Cтупицы (1910-1970) "У мрежи", снимавшемся в 1956, я играл старого, опытного рыбака. Съемки проходили на море, у Черногории, и сцену, игравшуюся у причала в Будве, прервали из-за прибытия одного регулярного пассажирского судна. Не зная, что тут полно киношников, одна из пассажирок, очень симпатичная, подошла ко мне и настойчиво попросила поднести её чемодан до отеля "Budva". К её и моему сожалению, помочь ей я не мог (не смел отлучиться со съемок), но и поныне из-за этого огорчён".

Фото: югославский и сербский киноактёр Янез Врховец (1921-1997).


Tags: кино
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments