rikki_vojvoda (rikki_vojvoda) wrote,
rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Categories:

Детоубийцы

"История Михайло Вельича о том, как он выжил в детском концлагере, - одна из историй тысяч детей с Козары в Боснии, которые после наступления гитлеровцев и усташей в 1942 были брошены в концлагеря "независимой державы" усташей. Вельичу, родившемуся в Доньи Подградци возле Босанска Градишки, на севере Боснии, в то время было двенадцать лет".



Ненад Йованович пишет в загребском издании "Novosti" 8 июля 2012:

"- Когда они начали наступать, то выгнали нас из села на Козаре. Моя мать, мои братья Милорад и Перо и я были схвачены вместе с множеством народу и уведены в Стару Градишку. Тут же провели "сортировку": мужчин и молодых женщин отдельно послали на принудительные работы в Германию. Перед тем, как их увезли, мужчин держали в тюрьме, на полу, а нас, детей, и женщин - во дворе у тюрьмы. Было ужасно жарко, а воды не было. Кормили нас крохотными порциями какой-то крупы", - рассказывает Вельич".

"- Из-за болезней и плохих условий многие поумирали. Однажды нам сказали, что школьники "идут в другой лагерь", где "будут посещать школу". Многие даже этому известию обрадовались, принимая во внимание текущие условия жизни. Так мы отправились в Ястребарско. Но там не было никакой школы, были только католические монашки, требовавшие учить католические молитвы", - говорит Вельич и добавляет, что в детский концлагерь в Ястребарско направили и маленьких, даже одномесячных, детей, а в Стара Градишке остались только старики и женщины".

"- Нас одели в короткие шортики и маечки с усташской символикой. Их мы получили в Загребе, куда нас привезли из Стара Градишки - привезли в вагонах для скота. Когда мы приехали в Загреб, нас повели куда-то, где обстригли налысо и выдали нам те шорты, а вечером того же дня загнали нас в вагоны и отправили в Ястребарско".

"Более 3 тысяч детей в возрасте до 14 лет разместили в различных частях лагеря, в том числе, те, кто постарше - 750 человек - в конюшнях, которые в 1941 построили муссолиниевцы. "Когда нас привезли, в тех конюшнях насыпали соломы", - рассказывает Михайло. Он с друзьями старался, насколько мог, пореже встречать и охранников, и монашек, за исключением тогда, когда раз-два в день "шли к котлу" или когда гнали на работу в поле".

"- Монашки обращались с нами очень плохо. Не могу сказать, что детей они сами убивали, - но они над нами издевались, жестоко избивали. Помню только одну, которая чувствовала к нам жалость, - монашку Витербо. Я её позднее встречал, после войны она работала в военном госпитале в Загребе", - вспоминает Михайло. Смертность была высокой, ежедневно приходил местный гробовщик - и детские тела по несколько десятков закапывал с жандармами на леваде. Так как согласно тогдашним усташским законам не крещёные в католичество дети не могли быть похоронены на местном кладбище".

"Новую главу истории Михайло написала 1-я Кордунская бригада (позднее 4-я Кордунская ударная бригада НОАЮ) хорватских коммунистических партизан, под командованием Народного героя Югославии Николы Видовича (1917-2000), которая 26 августа 1942 освободила лагерь".

"Видович и его только что, 20 августа, созданная бригада получили задание идти на Жумберак расширять восстание, но он по собственной инициативе захватил Ястребарско. В приказе об атаке указывалось, как одно из заданий, - сжечь муссолиниевские бараки и конюшни, ведь никто не знал, что в них - мы. И партизаны были очень удивлены, когда нас там обнаружили и мы рассказали, кто мы. После обсуждения они взяли нас с собой. Днём мы в лесу прятались от самолёта, а потом двигались дальше. Я искал Милорада, но не нашёл - он с частью детей остался по дороге в одном из сёл, просто не мог дальше идти. Тех, кто не мог уже идти, распределили по домам. Но за этими детьми утром приехали усташские грузовики, которых привели удравшие монашки, - и вернули малышей в концлагеря. Я потом слышал от местных жителей, что усташи многих из них поубивали и бросили в яму, - рассказывает Михайло Вельич. - В начале 1990-х даже начали "расследование" о предполагаемом "преступлении коммунистических партизан". Всем трубили, как "партизаны убивали хорватов", ну, а тут ещё и сообщали, что "партизаны убили детей в форме усташей". Однако когда нашли останки детей и все улики и свидетельства показывали, что детей убили усташи, кто-то из правительства втихую прекратил "расследование".

"Тогда Михайло с детьми пешком дошел до Кореницы, где в сентябре 1942 присоединился к красным партизанам. "Я оставался в подразделении до конца войны, был и курьером, и картошку на кухне чистил, и воду носил", - говорит Михайло, который после войны пошел учиться на танкиста в Баня Луке. "Уже как офицер, в начале 1950-х получил направление в гарнизон в Ястребарско, провёл там четыре года. И сам присутствовал на открытии памятника на месте, где закапывали детей", - делится Вельич".

"Войну и он и его братья пережили. "Милорада и Перо спасли местные семьи. Мама после войны услышала, что часть детей спасли из Ястребарско, но нашла братьев аж в Копривнице. Увела с собой, вместе с другими десятью малышами. Однако я так и не узнал, какова судьба одного из моих двоюродных братьев, сына одного из двоих дядей, которые в 1942 были в партизанах. Никто не знал и не знает, что с ним случилось в Ястребарско", - печально говорит Михайло".


Tags: Босния, Хорватия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments