?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"На Востоке разработали кучу развитых стереотипов насчёт "блестящего, демократического Запада", а жители Запада имели в отношении Востока чувство превосходства. С самого начала во всём этом с обеих сторон было много лжи. Сложная история отношений между обеими сторонами была сведенена к предрассудкам, заблуждениям и иллюзиям. Одной из эмоций, господствующих уже сегодня, стало разочарование. Разочарование Западом. "Блестящий, демократический Запад" более не привлекателен".





Хорватская писательница Дубравка Угрешич делится своим мнением в интервью польскому, варшавскому изданию "Kultura Liberalna", опубликованному 15 марта 2016:

"В последние 25 лет, к сожалению, многие проблемы нам решить не удалось. Возьмем бывшую Югославию. После Второй мировой войны, во времена "ужасной диктатуры коммунистов", большинству жителей Югославии жилось куда лучше, чем сейчас. Когда в 1991 Югославия распалась, появился целый "идеологический пакет", связанный со Второй мировой войной, - те же мотивы и узоры, тот же национализм, та же самая ненависть. В результате, во имя "высоких стандартов демократии в Европе", мы стали не только свидетелями, а и, фактически, пособничаем возрождению в экс-СФРЮ фашизма".

"Впрочем, перемена отношения к Западу видна не только на Балканах, но и в других частях Центральной Европы - в Венгрии, Словакии, даже Польше. А ведь в 1989 поляки ещё были готовы многим пожертвовать, лишь бы стать "такими же, как западные общества". А нынче ширится чувство разочарования. Убеждена, что мотивы сходны. Но предпочла бы говорить о том, что знаю лучше - то есть, о пост-югославском случае".

"Правду здесь подменили. Народу говорили, будто рост национализма является чем-то хорошим, "так как во время существования СФРЮ их национальность подавляли". Утверждали, будто "тысячи лет мечтали о моменте, когда Хорватия будет независимой". Подобное было во всей Восточной Европе. Но под этим политическим нарративом "национального освобождения", понятном для западным политиков, осуществлялся грубый и бесцеремонный грабёж. "Посткоммунистический переходный период", с войной или без, оказался хорошо организованной кражей. Всё, вся госсобственность была молниеносно разграблена и распродана. Фабрики проданы за бесценок. Таким был так называемый "период приватизации". Великий грабёж был благословлён у нас в Хорватии католической церковью и всеми, кто в нём участвовал".

"Политической верхушке нужно было придумать идеологическое оправдание для этого грабежа, чтобы удержать в своих руках собственность. Хорватия стала независимой в 1991. Те, кто у власти, уже 25 лет настойчиво убеждают простых людей, чтобы те "вели себя хорошо", повторяя всё время им истории о "коммунистическом гнёте", "ужасах диктатуры Тито" и "порабощении" (сербами хорватов, в Сербии утверждают наоборот). Прямо сейчас в Хорватии можно наблюдать триумфальное возвращение фашистской идеологии. Министры открыто проповедуют идеологию усташей. За 25 лет всё переменилось: система образования, школьные учебники, учебные программы в вузах, главные этические ценности. И самым важным приоритетом стали нынче деньги".

"К примеру, почти 86% хорватов объявляет себя католиками, чего прежде не было. Церкви удалось влезть и в школы, и в университеты, даже в больницы. Не хватает анестезиологов и врачей-специалистов, зато в соответствии с новыми законодательными нормами каждая больница обязана нанять себе католического священника".

"Хорватская пресса пытается спекулировать некими экономическими показателями, чтобы доказать, что "людям живётся лучше, чем в СФРЮ". Но это неправда! В Хорватии живёт около 4,2 миллиона человек. Из них около 400 тысяч не имеют работы, 100 тысяч из тех, у кого есть работа, не получают зарплату по несколько месяцев, а 1,2 миллиона составляют едва выживающие пенсионеры. Вот реальный язык чисел. Да при таких числах государство просто не может нормально функционировать. И каким же чудом люди вдруг стали жить лучше?"

"Рост чувства безнадёжности вызван не только одной бедностью и плохим состоянием экономики. Причин для отчаяния много. Один из них - крах и предшествовавшей, и ожидавшейся системы ценностей. Благодаря так называемой "демократии" к власти пришла мразь, отбросы, начиная с Франьо Туджмана и Слободана Милошевича. Хорваты и сербы приложили много усилий для "канонизации" этих двух преступников, и к сожалению - говорю об этом с огромным сожалением - хорватам это удалось. Тот же Туджман установил неписанный закон, согласно которому выполнять свои обязанности могли только "истинные патриоты". Если ты врач, журналист и т.п., но тебя объявили "сербом", "коммунистом", если ты "имеешь наглость" выражать своё мнение и критическое отношение к ценностям нового общества - тебя уволят. Заменили таких "молодые хорватские патриоты". Это было также время "национальных приоритетов", когда в награду за лояльность режиму власть получала всякая социальная нечисть".

"Вступление Хорватии в Евросоюз вызвало в стране общенациональный оргазм. Ведь это "подтверждало", будто мы "лучше сербов" и, наконец, "воссоединились с нашей европейской и католической семьёй". Означало "расставание с сербами" и "прощание с Балканами". Кроме того, означало, что "мы, хорваты, принадлежим к Европе, а прочие народы из бывшей Югославии застряли в балканском дерьме". Но проблема оказалась даже не в Хорватии. Куда большей проблемой является Европа, которой могут льстить хорватские потуги войти в ЕС".

"Нынче же эта мотивация... испарилась. Однако хорваты не в состоянии артикулировать свои проблемы, занять критическую позицию, чтобы бороться за своё будущее. Самым лучшим другом хорватских властей являются медиа. Ни в одном из балканских государств нет достойных СМИ. Уже 25 лет происходит процесс оглупления народа. Медиа ответственны за то, что люди политически невежественны, пассивны, испуганны и глупы. Людей пичкают только банальной информацией "из жизни Европы" - такой, например, как цвет костюма Ангелы Меркель во время последнего европейского саммита. Это медиа из обычных убийц и преступников слепили "национальных героев".

"Европа, тем временем, имеет огромные проблемы - и финансовый кризис, и кризис основного пакета человеческих ценностей, и многие другие кризисы. Чем это всё закончится? Не знаю, я не пророчица. Могу только наблюдать и комментировать среду, в которой мы живём. И то, что я вижу, никак не выглядит хорошо: люди потеряли свои основные права и даже не ведают, как это случилось. Система образования нынче находится в худшем состоянии, как и система здравоохранения. Трудовые права практически исчезли, люди с каждым днем ​​все более порабощены. Они ведут себя так, будто питаются лепестками лотоса, когда на самом деле едят простые сорняки".

"Я живу в Амстердаме и могу наблюдать социальное отношение Запада к так называемым "новым членам ЕС". Та же Хорватия для голландцев не существует в ипостаси, отличной от места для туризма. С точки зрения рядового обывателя за 25 лет их отношение к Востоку, восточной части Европы мало изменилось; по сути, части эти не сблизились, как бы и на что ни надеялись на Востоке. Рядовой обыватель Нидерландов знает румын только как уличных музыкантов с аккордеоном. Болгарки ассоциируются с горничными и уборщицами его жилья. В то же время эти аккордеонисты и уборщицы сами не особо интересуются делами Нидерландов, ведь они ощущают себя жертвами всех тех процессов, начавшихся в Восточной Европе в 1989-1991. По их мнению, выиграли голландцы. Видят они в Нидерландах лишь место, где они хоть как-то могут заработать деньги. С другой стороны, смотрят ли голландцы на Румынию иначе, или видят в этой стране лишь потенциальное место для осуществления своих коммерческих интересов?"

"Говоря с точки зрения обычного наблюдателя, ожидавшийся многими процесс "унификации", "нивелирования границ" между европейцами Запада и Востока провалился. Вряд ли ведь поляки сегодня полностью едины с Францией... И куда правдоподобнее, что "vice versa", наборот. То широко распространенное безразличие, которое было прежде, присутствует к тем же полякам и ныне. И даже, в случае Балкан, куда больший интерес проявлялся раньше - до нашего подчинения ЕС. Когда упал "железный занавес", в Восточной Европе получили возможность "достать западные продукты". Теперь в Британии вы можете в крохотных польских этнических магазинчиках купить польские продукты. Но это никак не связано с тем, что британцы так сильно заинтересованы польскими продуктами. А из-за польских заробитчан, которые в поисках лучшей жизни "opanowali" Британию".

"Тем временем мы ясно видим, что всё больше государств в Европе кренит в крайне правом направлении. Правую радикализацию общественных настроений называют "инцидентами". Но "инциденты" продолжаются 25 лет, и в той же Хорватии, где на глазах Европы крепнет фашизм, или в Венгрии, Норвегии, Сербии, Финляндии, да много где, уже вряд ли, учитывая их размеры и объем, можно говорить об "инцидентах".

"Похоже на то, что "инциденты" - проявления более глубоких изменений, и не исключено, что таковые повлекут за собой более серьезные последствия. Мы, судя по всему, живём в трудные, мучительные времена. Символы и их значения размыты - по вине системы образования, медиа и отсутствия общественной системы ценностей, - и нами будет легко манипулировать. Мы должны постоянно бороться за ясный смысл и верные решения".

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
livejournal
Jul. 31st, 2016 11:53 pm (UTC)
Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фаш
Пользователь piseckotenku сослался на вашу запись в своей записи «Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фашизма"» в контексте: [...] à l'origine par sur Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фашизма" [...]
livejournal
Aug. 5th, 2016 06:58 am (UTC)
Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фаш
Пользователь lenadru сослался на вашу запись в своей записи «Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фашизма"» в контексте: [...] Оригинал взят у в Дубравка Угрешич: "Большой грабёж и возвращение фашизма" [...]
( 2 comments — Leave a comment )

Profile

rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Latest Month

May 2019
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031