?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Пролетарии не плачут!"

"В ежегодном мероприятии памяти Игманского марша в конце января 2015 участвовал 84-летний словенец Албин Пиберник. В далеком 1942 он уже был здесь - как самый молодой участник того исторического похода - прорыва и перехода 1-й Пролетарской бригады под натиском гитлеровцев и усташей через горы Игман, юго-западнее Сараево. Он приехал из Любляны в Боснию, и рассказывает о тяжелых, но славных днях Игмана".





Обозреватели сараевского ежедневного правоцентристского издания "Dnevni avaz" 31 января 2015 пишут о встрече с Пиберником:

"Всего в 11 лет Албин с родителями стоял в строю во время создания 1-й Пролетарской ударной бригады коммунистических югославских партизан в Рудо, в декабре 1941. А ночь с 27 на 28 января 1942 стала самой трудной в его жизни. После 19-часового марша, когда от мороза лопались деревья, спустя несколько дней, в Фоче он потерял свою мать, Юлку, а потом - еще и отца".

"- Был сильный мороз, около 32 градусов, и он всё усиливался. Плохо обутые и одетые, красные бойцы брели по глубокому снегу. Дошли мы до первого препятствия - около Райловаца был канал, через который некоторые смогли перебраться. Меня же ухватили за руки и ноги, раскачали и перебросили, а когда я упал на землю, с другой стороны, то вцепился за какие-то кочки, чтобы не скатиться и не рухнуть в воду", - вспоминает Пиберник".

"Его мать была среди тех, кто не смог перескочить на другую сторону, и ногами погрузился в ледяную воду. Это стало причиной страшной трагедии на Игмане, потому что многие промокшие ноги были отморожены".

"- Мы упорно продолжали лезь в гору, почти вертикальный склон превратился в скользкий "каток", по которой мы немного продирались вперед, - а затем соскальзывали назад. Мы буквально ползли. Партизаны тащили за собой по этому обледеневшему горному склону тяжелое вооружение, которое также промерзло. Медики нашей 1-й Пролетарской бригады давали нам советы, как нужно согреться, но мороз становился ещё кусачее, минус 40, становилось всё тяжелее и тяжелее", - рассказывает Пиберник".

"По его словам, ночь была ясной, и вдалеке они видели Сараево - и мечтали о тепле".

"- Мы добрались в домишко пониже вершины, в котором горел очаг. Моя мать и еще несколько бойцов уже не могли ходить, их ноги опухли. Так как и я был в плохом состоянии, то остался с мамой, а отец, хотя и был тяжело ранен, продолжил путь с партизанами. Затем, чтобы нас привезти, организовали транспорт - санки, и потом отправили нас в Фочу, в юго-восточной Боснии, которая уже была освобождена красными партизанами. Мама была очень слаба, и дважды к ней приходил Тито", - делится Пиберник воспоминаниями".

"В Фоче его матери ампутировали ногу, однако она, к сожалению, все равно умерла".

"- После похорон ко мне подошел Тито и сказал: "Иди со мной". Я плакал, и он добавил: "Пролетарии не плачут!" Так до самого 1 мая я остался с Титом и Зденкой, то есть Даворянкой Паунович, секретарём и подругой Тито. Спал в его комнате. Со мной он был очень любезен и приветлив. Говорил, что пошлет меня в школу учиться".

"Его отец, руководивший словенским подразделением, в августе 1942 получил приказ прорываться в Словению. В октябре 1942 он погиб".

"- Его группа, отправившаяся за продуктами, попала в засаду фашистов. Я никогда так и не узнал, где же точно пал мой отец, где его похоронили... - делится ещё одной печальной деталью своей судьбы Албин Пиберник".

"После войны он пошёл в школу-интернат, а затем поступил в военную академию, учиться на пилота. После 14 лет службы в ЮНА стал гражданским пилотом".

"Мы спросили его, каково его мнение о распаде Югославии. "Сделали страшную ошибку - и потеряли всё. А ведь всё можно было сделать по-другому. Но страдает невинный народ, с которым никто никогда и не желает считаться", - говорит он".

Песня об Игманском марше есть здесь.

Фото: Албин Пиберник на Игмане, конец января 2015



Другие фото с того ежегодного мероприятия, превратившегося в своеобразный и популярный в народе антифашистский "слёт" западно-балканских стран, 2015:





Фото с акции памяти Игманского марша, 30 января 2016. На мероприятие собралось от 1 до 1,5 тысячи человек; всего в различных акциях, посвященных Игманскому маршу, за несколько дней в конце января 2016, согласно репортажам боснийских медиа, участвовало "до 15 тысяч человек":








Profile

rikki_vojvoda
rikki_vojvoda

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30